Метки Мексика

23 августа 1911 года, Андрес Молина Энрикес с группой своих единомышленников поднял восстание против правительства Франсико де ла Барры. В программе, получившей название “План Текскоко”, Молина Энрикес охарактеризовал причины, цели и результаты революции 1910 года. Он отметил, что, хотя революция развертывалась под лозунгами действительных выборов, непереизбрания диктатора Порфирио Диаса и его свержения, фактически дело шло об изменении экономического положения Мексики, ликвидации крупного землевладения. Но случилось так, что элементы старого режима остались у власти, а Франсико Мадеро распустил революционную армию, тем самым уничтожив ту силу, которая способна осуществить действительные преобразования.

Монета в честь столетия революции - Андрес Молина Энрикес

Монета в честь столетия революции с изображением Андреса Молины Энрикеса

После падения диктатуры Порфирио Диаса рабочий класс начал активно создавать свои организации. Была образована Национальная конфедерация типографов с отделениями в штатах Сонора, Гуанахуато, Синалоа, Тамаулипас и Юкатан; на севере страны был создан “Союз горняков” под руководством Л. Гутьерреса де Лары и Х. Кадены; в Тампико возник профсоюз грузчиков; в Веракрусе образовалась “Конфедерация профсоюзов”.

Продолжение борьбы за Мексику

В связи с подписанием мирного договора в Сьюдад-Хуаресе, и бегством генерала Порфирио Диаса из страны,  Франсиско Мадеро 26 мая 1911 года опубликовал обращение к народу, в котором заявлял: “Победа полная, и теперь справедливость будет одинаковой для богатого и для бедного, для сильного и для слабого”. Однако многие близкие сторонники Мадеро не разделяли его восторженной оценки этого договора. Так, например, начальник штаба мадеристкой армии Эдуардо Ай сказал: “В Сьюдад-Хуаресе враг народа и друг народа пожали руки друг другу”.

Франсиско Мадеро (по середине)

Франсиско Мадеро (по середине)

Напуганные ширившейся революцией, латифундисты (землевладельцы) и банкиры, военная верхушка и руководители католической церкви возлагали все надежды на генерала Порфирио Диаса. На приеме 1 января 1911 года, устроенном в Национальном дворце в присутствии представителей дипломатического корпуса, министр иностранных дел Энрике Криль, обращаясь к президенту Диасу, сказал: “В день Нового Года в обстановке сердечности и симпатии мы выражаем Вам наилучшие пожелания. С каждым годом страна пожинает обильную жатву великих благодеяний Вашей патриотической деятельности; отсюда и любовь, которую проявляет народ в нынешних условиях, народ, который верит больше, чем когда-либо, в Ваш государственный гений и в Ваше предвидение будущего”.

Порфирио Диас