Салазаристский корпоративизм

13 сентября 1933 года диктатор «Нового Государства» Антонио Салазар издал Хартию труда, основные идеи которой были взяты из Хартии труда фашистской Италии диктатора Бенито Муссолини.

Салазаристский корпоративизм

Согласно Хартии, в стране создавались корпоративные организации трех типов: национальные синдикаты (так называемые фашистские профсоюзы) – для рабочих и служащих, гильдии – для предпринимателей и торговцев, и три ордена – для врачей, адвокатов и инженеров. Для всего населения (кроме государственных служащих, лиц свободных профессий и крестьян) вступление в одну из этих организаций вменялось в обязанность. Национальные синдикаты были лишены права вступать в контакты с иностранными рабочими и с международными профобъединениями.

По декрету, изданному в декабре 1933 года, рабочие лишались права на забастовки. Фашистские профсоюзы являлись по сути дела органами контроля над рабочими со стороны “Нового Государства” и салазаристских предпринимателей. К примеру, не члену фашистского профсоюза невозможно было найти работу.

Руководящие органы фашистских профсоюзов формально избирались рабочими раз в три года на собраниях, проводимых под надзором полиции. Но, будучи избранными, они могли приступать к работе лишь с санкции министра по делам корпораций и социального обеспечения, который имел право, в случае если ему не понравились избранные руководители, не признавать или сместить их и поставить во главе профсоюза административную комиссию, которая могла оставаться во главе профсоюза неопределенное время и руководить им, не считаясь с избирателями. В некоторых фашистских профсоюзах административные комиссии засиживались до 10 лет и более.

Финансовые средства национальных синдикатов находились под контролем правительственного учреждения – Института труда и социального обеспечения.

Согласно салазаристскому корпоративизму, интересы крестьянства защищались “народными домами”. “Народными домами” были корпоративные организации, которые объединяли всех “земледельцев”, начиная от батраков и кончая крупными землевладельцами. Именно крупные землевладельцы, вместе с зажиточными крестьянами, возглавляли “народные дома”. Принадлежность к этой корпоративной организации являлась обязательной только для тех крестьян, которые владели хоть какой-то землей. Поэтому “народные дома” охватывали лишь часть португальского населения, занятого в сельском хозяйстве. Возможности защиты своих интересов в “народных домах” было еще меньше чем в фашистских профсоюзах.

Уже в первые годы своего существования “народные дома” широко использовались для выполнения “общественных работ” (ремонт дорог, строительство школьных зданий, больниц и т.д.), причем занятые на этих работах члены “народных домов” не получали абсолютно никакого вознаграждения.

В рыболовецких центрах были также созданы корпоративные организации – “дома рыбаков”. Руководство этими организациями осуществляли владельцы и капитаны рыболовецких судов.

На службу фашистского “Нового Государства” диктатора Антонио Салазара были также поставлены различные гильдии, федерации, жунты, объединяющие португальских предпринимателей, торговцев, землевладельцев, созданные для контроля за производством и распределением продуктов. Наряду с “регулирующими комиссиями” и отраслевыми экономическими “институтами” эти корпоративные салазаристские организации стали орудиями не только экономического, но и политического господства в стране.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники


Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code