Президентство Сантандера

В 1833 году президентом Республики Новой Гранады (РНГ) был избран видный участник войны за независимость, поначалу сподвижник, а затем политический противник Симона Боливара – Франсиско де Паула Сантандер. Он был сторонником сохранения рабства, и при нем освобождение рабов велось крайне медленно. Также продолжалась работорговля. Рабы составляли половину рабочей силы на табачных и прочих плантациях.

Франсиско де Паула Сантандер

Франсиско де Паула Сантандер

Сознавая, что молодая республика нуждается в грамотных кадрах, новый президент уделял большое внимание развитию просвещения. Он поощрял ввоз новейших политических сочинений и несколько ослабил контроль католической церкви в сфере образования.

Система землевладения при президентстве Сантандера в целом не претерпела серьезных изменений. Только испанское королевское право на землю было отменено. Пустующие земли стали государственной собственностью. Сохранялась земельная собственность “корпораций” (светских и духовных). Она состояла из общинных (сельских и городских) земель и огромного количества церковных земель, на которых работали рабы и крестьяне, закабаленные феодальными пережитками. Латифундии колониальных времен, как правило, сохранились и даже приумножились в результате войны за счет земель испанских роялистов, перешедших к видным деятелям освободительного движения. Эта тенденция сохранилась и в послевоенные годы. Так, например, в результате проведения в жизнь закона от 3 апреля 1826 года в РНГ было распределено около одного миллиона фанег (старинная испанская мера площади, 1 фанега примерно равна 0,6 га) земли, причем всего 6 лиц получили во владение более половины всей распределенной площади.

В сравнении с этим попытка Сантандера насадить среднее землевладение выглядела более чем скромно. В мае 1834 года конгресс утвердил распоряжение президента об отмене на 20 лет церковной десятины на новых плантациях кофе, индиго и какао. Для них было отведено всего 12 тысяч фанег пустующих земель (в среднем по 60 фанег, или 38 га, на каждую семью). 200 новых фермерских хозяйств должны были производить экспортные культуры. Однако не эти фермерские хозяйства определяли экономику молодой республики. Крупные латифундии и плантации, на которых велось хозяйство старыми традиционными методами колониальных времен, по-прежнему господствовали. Они поставляли на экспорт табак и какао, кофе и индиго, пау-бразил и кожи. Золото и серебро, как и в колониальные времена, в буквальном смысле уплывали за океан. Президент Сантандер пытался сократить долю драгоценных металлов в экспорте, увеличив при этом вывоз сельскохозяйственной продукции. Так, с 1835 по 1837 год доля золота и серебра упала с 1850 тыс. песо до 1307 тыс., а экспорт других товаров возрос с 686 тысяч до 1256 тыс. песо, причем экспорт табака в 1837 году принес 158,5 тысяч песо, кож – 126 тысяч песо и паул-бразил – 100 тысяч песо.

Стремление Сантандера задержать отток золота из страны не был единственным способом облегчить тяжелое финансовое положение республики. Другой попыткой президента пополнить казну явилось восстановление табачной монополии колониальных времен в июне 1835 года. Эта мера послужила обогащению крупных торговцев-экспортеров, в руки которых правительство передало экспорт всего предназначенного для продажи табака. Непосредственные же его производители – мелкие землевладельцы (приблизительно до середины 30-ых годов XIX века табак выращивался в основном на небольших участках) из-за установления государственной монополии на табак не могли продать его никому, кроме уполномоченных этих торговцев-экспортеров и по твердым очень низким ценам. Поэтому одновременно шел процесс разорения мелких землевладельцев, занимавшихся выращиванием табака.

Но, несмотря на принятые меры, государственный долг продолжал расти. По данным влиятельного политического деятеля тех лет консерватора Х. М. Рестрепо, хорошо осведомленного о финансовом положении страны, он составил на 31 августа 1837 года 2 213 812 песо. Это была огромная по тем временам сумма. Больших расходов государства требовало содержание армии. В 1834 году она насчитывала свыше 3 тысячи человек в сухопутных силах и 12 единиц военных кораблей на обоих океанах. Военные расходы составили 1 272 тыс. песо, или половину государственных средств.

Армия была необходима президенту Сантандеру для поддержания политической стабильности в обстановке, когда один заговор следовал за другим. Самым опасным стал военный заговор под руководством генерала Х. Сарда, целью которого было убийство президента в июле 1833 года. Однако заговор был раскрыт. Сантандер жестоко расправился с его участниками: 46 из них были расстреляны, 36 приговорены к длительным срокам тюремного заключения.

Политическую обстановку в РНГ, помимо традиционных конфликтов между централистами и федералистами и преследования сторонников Симона Боливара, накаляли разногласия, вызванные раздорами относительно доли Венесуэлы, Эквадора и самой Новой Гранады в выплате огромного долга Великой Колумбии. Президент Сантандер предлагал, чтобы Новая Гранада с ее самым большим населением (по переписи 1835 года – 1 687 109 человек) выплатила 4/9 долга, а оставшуюся часть поделили между собой Венесуэла и Эквадор. Однако участники спора так и не пришли к согласию.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники


Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code