Президентство Москеры

В 1845 году истек срок полномочий президента Педро Алькантарра Эррана. В обстановке острой политической полемики между сторонниками либерализма и консерватизма состоялись очередные президентские выборы. Они не дали перевеса ни одному из кандидатов (оба считались либералами), и вопрос о будущем президенте решал конгресс, который высказался в пользу генерала Томаса Сиприано де Москера-и-Арболеде. Генерал Москера происходил из старинной влиятельной креольской семьи, владевшей большими земельными угодьями и золотыми приисками в Попаяне.

Президент Томас Москера

Президент Томас Москера

Президент Москера назначил министром финансов представителя молодых либералов — Флорентина Гонсалеса, незадолго до этого вернувшегося из Англии, где он получил образование. Из новейших экономических учений, распространявшихся английскими экономистами, молодого колумбийского либерала увлекла теория свободного товарообмена без всякого протекционизма, идея о том, что молодым государствам, богатым сырьем, незачем спешить с развитием собственной промышленности. Передовые государства Старого Света обеспечат их всем необходимым в обмен на их сырье и сельскохозяйственную продукцию.

Эта теория, прежде всего, отражала устремления английского капитала, который искал сырье для промышленности и новых рынков сбыта для ее продукции. И то, что правящие круги Республики Новой Гранады попали под влияние этой теории, оказалось роковым для ее экономики.

Президент Москера, всецело доверявший своему министру финансов, который выражал интересы крупных торговцев, наживавшихся на импорте, уже в 1847 году отказался от протекционистской политики в торговле. Он снизил таможенные пошлины на 25 %, чтобы стимулировать импорт промышленной, и другой продукции, в страну. Эта реформа имела тяжелейшие последствия для республики. Национальные мануфактуры не могли конкурировать с европейскими фабриками, где господствовало машинное производство, и стали быстро разоряться. Это произошло и с мануфактурами по производству одежды в Боготе, Тунхе и Сокорро, где эта отрасль легкой промышленности, казалось, имела глубокие корни и издавна покрывала большую часть потребностей национального рынка, а также с фабрикой по производству бумаги в Боготе, производством шляп, которое обеспечивало потребности не только внутреннего рынка, но и Венесуэлы и Эквадора.

Работники разорившихся предприятий были вынуждены вернуться в деревни и превратиться в поденщиков, или остались безработными в городах, пополнив армию нищих и бездомных, которых и так было достаточно после окончания длительной войны и последовавших затем междоусобиц. Эти обездоленные, естественно, испытывали ненависть к реформаторам, которые провели эту реформу в угоду торговцам-импортерам, погубив национальную промышленность.

Таможенная реформа президента Москеры расколола либеральное движение. Сторонники реформы стали “голгофцами”, или радикалами, а противники стали называться “драконовцами”.

В новогранадских городах воцарилась бедность. Либеральный деятель 40-50-ых годов Мигель Сампер писал в “Нищете Боготы”, что “все улицы и площади запружены нищими, и тысячи семей бедняков ютятся в жалких лачугах, влача полуголодное существование”.

Однако обездоленные люди не только попрошайничали, воровали и пьянствовали, как об этом писал Сампер. Они стали активно приобщаться к политике. Именно на них опирались драконовцы в борьбе с голгофцами. Однако не одни драконовцы могли использовать обездоленных людей. В силу неграмотности и отсутствия политического опыта они могли пойти и за консерваторами, которые также временами вынуждены были прибегать к помощи населения в борьбе с либералами.

Критика правительства со стороны консервативного течения и даже в либеральной среде, недовольство населения вынудили президента Москера позаботиться о средствах массовой пропаганды.

Правительству пришлось выписать необходимое типографическое оборудование из Старого Света. Новая типография начала выпуск правительственных газет “Ла Эпока” и “Эль Прогресо” в апреле 1848 года.

Новые газетные издания активизировали проправительственную пропаганду. Они превозносили экономическую политику правительства генерала Москеры, которая с помощью свободной конкуренции якобы будет содействовать развитию национальной промышленности. Этой цели были должны служить урегулирование огромного внешнего долга, новые попытки оздоровить денежное обращение, строительство шоссейных дорог, для чего из Европы были специально выписаны два инженера – поляк Станислав Завадский и француз Антуан Понсе, поощрение иностранной иммиграции и попытки привлечения иностранных капиталов.

В 1847 году в Европе разразился экономический кризис. Снизились цены табак, поэтому доходы от его экспорта сократились. Золото и серебро, которые были главными статьями экспорта новогранадской республики, обесценивались. Сократились закупки кож и красителей для охваченной кризисом обувной и текстильной промышленности Старого Света.

В связи с этим тяготы основной массы населения, уже пострадавшей от введения свободной торговли, усугубилось еще более. В октябре 1847 года в Боготе было создано первое “Общество ремесленников”, переименованное затем в “Демократическое общество”. Организаторами общества стали либералы-драконовцы. По всей стране начали создаваться клубы наподобие якобинских, как их оценивал Х. М. Рестрепо. Все это свидетельствовало о возросшей политической активности беднейших слоев городского населения – ремесленников и мелкой буржуазии.

Консерваторы обвиняли пропагандистов Демократического общества в том, что они пользовались языком Сен-Симона и Фурье, то есть речь шла об идеях утопического социализма.

В феврале 1848 года в Париже произошла буржуазная революция. Революционная волна прошла по всей Европе, докатившись и до Новой Гранады, где имелась собственная почва для революционного брожения. Прибывшие из Европы иммигранты, в большинстве своем рабочие, обладавшие уже некоторым опытом политической борьбы, встретили здесь понимание и поддержку со стороны обездоленного населения Республики Новой Гранады. Право на труд, 8-часовой рабочий день, отмена рабства, покровительство национальной промышленности – эти политические лозунги стали пользоваться популярностью среди городских низов Боготы и других городов страны.

Опасаясь народных выступлений, президент Москера пытался укрепить свое положения в армии. В 1848 году по закону № 6 среди высшего и среднего офицерства было распределено около 100 тысяч фанег пустующих государственных земель. Причем 45 генералам, полковникам и подполковникам досталось две трети розданных земель.

Революционные настроения в городах продолжали нарастать. В их основе лежало бедственное положение беднейших слоев населения. “Несчастный пролетарий выбивается из сил, трудясь день и ночь, зарабатывая ценой мучений и бессонных ночей свой хлеб, которого едва хватает, чтобы хоть немного утолить голод его семьи, погибающей от истощения, нищеты и наготы”, — писала в феврале 1849 года выходившая в те дни газета “Алакран” (Скорпион). Она издавалась сторонниками утопического социализма, который начал распространяться в Новой Гранаде со второй половины 40-ых годов XIX века Херманом Гутьерресом де Пиньерос – участником войны за независимость, соратником Симона Боливара, и Хоакином Пабло Посадой – сыном генерала, также участника войны и видного консерватора. За публикацию в Алакране шести статей под названием “Коммунизм” оба были арестованы.

Идеи утопического социализма активно распространялись и другими представителями революционно настроенной интеллигенции, которые оказались у руководства демократическими обществами. В эти организации помимо ремесленников, составлявших основное ядро, вступали также мелки торговцы, лица свободных профессий, революционно настроенные офицеры. К началу 50-ых годов демократические общества насчитывали около 4 тысяч человек.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники


Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code