Падение правительства Мадеро

Узнав о начале мятежа, Франсиско Мадеро прибыл в Национальный дворец. Генерал Вильяр доложил президенту, как развивались события. Мадеро выслушал генерала, поблагодарил защитников дворца за службу и приказал оправить Вильяра в госпиталь, а пост военного коменданта столицы передать генералу Викториану Уэрте. Принимая пост коменданта, Уэрта сказал Вильяру: “Ну, брат, не беспокойся, все будет как надо”.

Трагическая декада - мятежники

В Архиве МИД Мексики сохранились записки секретаря по информации Х. Гурса, из которых развитие событий в первые дни “трагической декады” выглядят так: 11 февраля 1913 года “сеньор президент назначил военным комендантом генерала Уэрту, который верно выполняет свой долг… Уэрта полагает, что скоро полностью овладеет положением… Ни президент Мадеро, ни члены его правительства не отреклись и не думают отрекаться от своих постов, готовы защищать закон и выполнить свой долг”.

“12 февраля. Уэрта окружил тесным кольцом цитадель и овладел всеми высотами для атаки площади, которая уже началась, но, чтобы избежать лишних потерь, прекратил ее на ночь. Ген. Уэрта действует со всей осторожностью”.

За 13 число записи нет, 14 февраля: “Вчера, в четверг, утром генерал Уэрта направил в цитадель требование сдаться, дабы избежать ненужного кровопролития в случае генерального штурма. Генерал Уэрта, понимая, что штурм цитадели стоил бы многих жертв, действует с большой осторожностью и осмотрительностью”.

В это же время противники президента Мадеро распространяли провокационные слухи о свержении правительства или отречении президента. Консул Лосано сообщил 14 февраля: “Сегодня ночью в Сан-Антонио в большом количестве распространялись листовки, в которых утверждается, что в шесть часов вечера президент Мадеро отказался от своего поста”. 15 февраля консул Браво из Дель-Рио телеграфировал: “Упорно распространяются слухи, что вчера был убит президент Республики”.

15 февраля 1913 года военный комендант Нуэво-Ларедо полковник Херонимо Вильяреаль захватил власть, присвоив себе звание генерала и объявив себя президентом страны. В тот же день с американской территории в Нуэво-Ларедо явились Паскуаль Ороско и Х. Канту Карденас, примкнув к новоиспеченным мятежникам. Однако мелкая политическая возня, вроде полковника Вильяреаля, не имела особого значения, так как в центре всех событий оказались две фигуры – племянник бывшего диктатора Феликс Диас и амбициозный генерал Викториано Уэрта.

Феликс Диас открыто рассчитывал на поддержку США и в первый же день нового мятежа заявил корреспонденту американской газеты “Трибюн”: “Я могу дать заверения, что моя политика будет направлена на обеспечение покровительства американской собственности и американских граждан в Мексике, подобно тому, как я это делал, когда контролировал порт Веракрус”.

Уже 10 февраля 1913 год корреспондент газеты “Таймс” передавал сообщение из Вашингтона: “…революционное восстание в Мексико-сити всецело привлекло сегодня внимание президента Тафта, госдепартамента, военного и военно-морского министерств и в результате серии совещаний было решено, что правительство должно направить внушительные военно-морские силы в мексиканские воды”.

Военно-морское министерство США отдало приказ о немедленной отправке линкора “Колорадо” в Масатлан, а линкора “Южная Дакота” в Акапулько.

13 февраля мексиканский генеральный консул в Нью-Йорке Собраль сообщил в МИД шифрованной телеграммой: “Общественное мнение возбуждено событиями в Мексике; военные корабли покидают порты, войска приведены в боевую готовность, остерегайтесь интервенции”. В тот же день консул Орнелас сообщил из Нового Орлеана: “30 тыс. готовы к вторжению в Мексику”.

Одним из активных заговорщиков против правительства Франсиско Мадеро был американский посол Генри Лейн Вильсон. За месяц до начала мятежа он побывал в Вашингтоне. По возвращении в Мехико, на просьбы журналистов сделать заявление о результатах поездки, он бросил всего одну фразу: “Вернулся исполнять свои обязанности”. На следующий день журналисты вновь явились к нему, чтобы получить интервью. На вопрос, привез ли он какую-нибудь ноту мексиканскому правительству, Вильсон ответил: “Мое правительство не передало мне никакого документа”.

Утром в первый день мятежа Вильсон, будучи старшиной дипломатического корпуса, созвал совещание полномочных представителей иностранных держав, на котором выразил сомнение, что правительство Мадеро в состоянии справиться с мятежом. Когда один из послов предложил обратиться к правительству для выяснения обстановки, Вильсон перебил его словами: “Правительства нет”. В ответ была брошена реплика: “Есть правительство Мадеро, и дипломатический корпус не может его не признавать… Из уважения к суверенитету этой страны мы не можем дезавуировать бесспорно законное правительство Мадеро”.

Пока шла эта дискуссия в американском посольстве, Франсиско Мадеро собирал силы для борьбы с мятежом. Он вызвал из Морелоса артиллерию генерала Анхелеса. Посол США Вильсон незамедлительно вмешался. 11 февраля 1913 года в сопровождении посла Германии фон Хинтце, посла Великобритании Стронга и посла Испании Кологана он прибыл в Национальный дворец и всячески угрожал президенту Мадеро. Затем Вильсон направился в цитадель к Феликсу Диасу, после чего вернулся в посольство, которое он высокопарно называл “центром всех действий в пользу человечества”.

Вильсон открыто выступал в защиту мятежников. В разговоре с кубинским послом Маркесом Стерлингом он воскликнул: “Мадеро безумный, он помешался, его сопротивление Феликсу совершенно бесполезно”. Он всячески внушал дипломатам, что только отставка спасет Франсиско Мадеро. Было решено потребовать отставки президента Мадеро и вице-президента Пино Суареса.

Утром 15 февраля 1913 года испанский посол Кологан явился к Мадеро и передал это требование. Однако избранный президент Мексики отверг вмешательство иностранных посольств во внутренние дела суверенного государства. Затем к Мадеро явилась делегация сенаторов во главе с Т. Обрегоном и потребовала отречения (в сенате также находились порфиристские заговорщики), но президент ответил, что только мертвым его могут удалить из Национального дворца.

18 февраля 1913 года в донесении в Вашингтон посол Генри Вильсон писал, что генерал Викториано Уэрта “сегодня завершит государственный переворот”. В этот же день в Национальный дворец вступили части генерала Бланкета, который по приказу генерала Уэрты арестовал президента Мадеро, вице-президента Пино Суареса и членов правительства. Только одному М. Бонилье удалось скрыться. Заговор порфиристов завершился победой.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники


Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code