Сапатистский манифест к нации

После падения военной диктатуры Викториано Уэрты в июле 1914 года, революционные вооруженные группировки начали бороться за власть, продолжив гражданскую войну в Мексике.

Эмилиано Сапата в 1915 году

Самыми влиятельными являлись три фракции: движение конституционалистов под руководством «первого вождя» Венустиано Каррансы; Северная дивизия революционного генерала Франсиско «Панчо» Вильи, отколовшаяся от конституционалистов; и радикальное крестьянское движение Эмилиано Сапаты, который также был командующим Освободительной армией Юга.

Сапатисты были независимой группировкой и конфликтовали с конституционалистами, так как большая часть движения конституционалистов состояла из либеральных помещиков. Сапатисты же были в основном обездоленными крестьянами, у которых крупные помещики отобрали землю еще при диктатуре Порфирио Диаса.

После бегства несостоявшегося диктатора Уэрты и взятия столицы — Мехико, Карранса окончательно разорвал отношения с Панчо Вильей, который вскоре заключил союз с Сапатой примерно в декабре 1914 года.

18 июля 1916 года в штате Морелос в селе Хохутля был опубликован сапатистский «Манифест к нации», в котором сапатисты объясняли свое отношение к каррансистам:

“Нет ничего более великого, более важного для революции, чем аграрный вопрос, являющийся основой и высшей целью освободительного движения, начавшегося в 1910 году и с тех пор дважды сделавшегося жертвой предательства: первый раз изменили «мадеристы», которые легко забыли свои обещания, второй раз измена пришла со стороны темной фракции Венустиано Каррансы – фракции, которая, расточая фразы радикализма, чистоты и непримиримости, выродилась в абсурдную форму реакции, в позорный и невероятный пакт с крупными землевладельцами…

Помещики являются захватчиками всех естественных богатств (земель, вод, лесов, плантаций и т.д.). Они были хозяевами виселицы и ножа, распоряжаясь по своему усмотрению жизнью своих подданных. Помещик, всемогущий магнат, который играл, как пешками, судьями и губернаторами, был паразитом, ничего не производящим, он был бесполезным и вредным колесом в социальном механизме…

Поэтому революция не входит ни в какие переговоры с латифундистами. Она, в доброй вере, принимает промышленника, коммерсанта, горнозаводчика, дельца, одним словом – всех активных предпринимателей, которые открывают новые пути в промышленности и дают работу большим группам рабочих, которые своими собственными усилиями начнут создавать в свою очередь человечество будущего.

Но революция не потерпит помещика, монополизатора земель, узурпатора национальных богатств, непроизводительное и праздное существо. Против него идет борьба, против него направлена непримиримость. Для его уничтожения возникла революция…

Ясно, что наши принципы совершенно отличны от тех, которыми руководятся «каррансисты»…

Мы делим поместья между крестьянами, а «каррансисты» возвращают их помещикам и объединяются с последними для того, чтобы бороться против тех, которые требуют хлеба и земель”.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники


Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code