Подготовка мадеристами вооруженного восстания

По мере развития событий Франсиско Мадеро пришел к пониманию того, что покончить с порфириатом можно только путем революции. Об этом свидетельствует его заявление: “Когда мы начинали кампанию, мы не думали прибегать к оружию, но когда исчерпали все легальные средства и стало совершено очевидно, что генерал Диас не уважает волю народа, тогда мы прибегли к вооруженной борьбе”.

Подготовка мадеристами вооруженного восстания

Как мы видим, Мадеро не сразу пришел к решению о вооруженном восстании, хотя среди его ближайших соратников были люди, прекрасно понимавшие, диктатуру Диаса можно ликвидировать только силой. Еще до своего ареста во время пребывания в Тамаулипасе, беседуя с Эдуардо Айем, Мадеро сказал: “Я надеюсь, что посредством пропаганды демократии мы свалим тирана”, на что Айем заметил: “…боюсь, что Вы ошибаетесь; у меня нет никакого сомнения, что мы идем к революции и что только посредством вооруженной революции мы сможем свергнуть тирана; и когда наступит этот момент, с оружием в руках я буду на Вашей стороне, сеньор Мадеро”.

Массовые репрессии против мадеристов, провокационный арест самого Мадеро – все это подтвердило правоту тех соратников лидера антиреэликсионистов, которые доказывали, что только революция могла уничтожить диктатуру Диаса. Поездка по стране дала возможность Мадеро почувствовать всеобщее недовольство режимом порфириата. Особенно впечатляющим оказалось посещение северных штатов, где действовали партизанские отряды Панчо Вильи и Ороско, где тесна связь с пограничными штатами США, откуда легко можно было получить оружие.

В первые же дни пребывания в Сан-Антонио Мадеро наметил программу революционных действий – “План Сан-Луис-Потоси”, датированный 5 октября, днем бегства из этого города. Документ начинался с напоминания мексиканцам, что в жизни каждого народа бывают решающие исторические моменты, и с сообщения, что для Мексики наступил именно такой момент. Далее говорилось о попранных конституционных правах народа, о диктаторском режиме, при котором “вся административная, судебная, законодательная власть зависят только от воли, от каприза генерала Диаса”. “Мы вступаем в борьбу с намерением вернуть народу суверенитет и подлинно демократические права”, — заявляли авторы документа. Всеобщее восстание намечалось на 18 часов 20 ноября 1910 года.

Конкретные пункты плана предусматривала следующее:

1 ст. – объявлялись недействительными результаты последних президентских выборов;

2 ст. – правительство Диаса и его администрация не признавалась носителями законной власти;

3 ст. – после победы революции должны последовать реформа всего законодательства и привлечение к ответственности за нарушение законности чиновников старого режима;

5 ст. – Мадеро объявлялся временным президентом со всеми полномочиями, необходимыми для войны против правительства узурпатора Диаса, но как только народ одержит победу и столица будет в его руках, состоятся всеобщие чрезвычайные выборы с целью избрания президента республики.

Все представители администрации Диаса, в случае сопротивления революции, подлежали суду с трибуналом, с оговоркой: “После победы революции”. Аналогичная участь ожидала Диаса и его министров, если они отдадут приказ о расстреле революционеров.

В документе отражение нашла главная проблема, стоявшая перед Мексикой – аграрная, которая волновала миллионы мексиканцев. В плане указывалось, что, “вследствие злоупотреблений законами о заброшенных землях, многочисленные мелкие земельные собственники, в большинстве своем индейцы, были лишены своих земель… справедливость требует вернуть прежним владельцам земли, которые были у них отняты”. Заканчивая документ призывом ко всем мексиканцам взять в руки оружие и сбросить правительство генерала Диаса.

Для исполнения этой программы на совещании в Сан-Антонио было решено поручить руководство восстанием Мадеро, создать центр по подготовке восстания в самой столице – в Мехико и направить уполномоченных людей во все штаты.

Связь между главным штабом по подготовке восстания, расположенном в Сан-Антонио, и его уполномоченными в различных штатах Мексики поддерживалась при помощи связных, среди которых выдающуюся роль сыграла Кармен Сердан, сестра руководителя мадеристов Пуэблы Сердана. Она возила в Сан-Антонио письма и документы для Мадеро, получая инструкции лично от него. Тайная связь между Сан-Антонио и Мехико осуществлялась через одного из самых доверенных агентов Мадеро – Косьо Робело.

Через уполномоченных, Мадеро переправил в Мексику 164 экземпляра манифеста к мексиканскому народу и 165 экземпляров воззвания к федеральной армии.

Готовясь к восстанию, мадеристы развернули в армии широкую пропаганду, особенно большое значение придавалось столичному гарнизону. Главным организатором пропаганды среди столичного гарнизона был С. Рамирес. Под его руководством мадеристам удалось заручиться поддержкой 1-го артиллерийского полка, а также солдат 20-го и 29-го батальонов.

Большие надежды мадеристы возлагали на промышленный район Орибаса. Еще 22 мая 1910 года Мадеро, выступая на митинге перед рабочими Орибасы, призывал их к борьбе: “Здание диктатуры уже шатается, уже колеблется, уже готово развалиться и не в состоянии воспротивиться натиску народа”.

Мадеристы также установили связь с партизанами Морелоса. В Сан-Антонио побывал боевой соратник Сапаты – Пабло Торес Бургос. Вернувшись, он рассказал партизанам о “Плане Сан-Луис-Потоси”, о призыве к свержению Диаса, о “заинтересованности Мадеро в аграрном вопросе”. Мадеристов поддержали лидеры партизан Чиуауа Вилья и Ороско.

Итак, пропаганда с призывом подняться на борьбу с диктатором была налажена. Теперь было необходимо достать оружие. Руководители мадеристов развернули большую активность по закупке оружия и созданию тайных складов в пограничной зоне Мексики для вооружения боевых групп и транспортировки оружия и боеприпасов на территорию Мексики.

14 октября 1910 года американский консул в Галвестоне (США – штат Техас) Сессар Кансеко телеграфировал, что Мадеро разместил заказ на 50 тысяч современных ружей. В тот же день было дано указание консулу расследовать обстоятельства дела. 15 октября Кансеко сообщил, что заказ был передан “Спрингфилд Армс Ко”.

20 октября мексиканский консул в Эль-Пасо А. Ломели сообщил, что некоторое количество оружия и снаряжения из Мартона (Техас) направлено в Бокильяс (штат Коауила) с назначением в Сьерра-дель-Кармен.

15 ноября мексиканский консул в Сан-Антонио Э. Орнелас телеграфировал о прибытии партии оружия в Мехико: “Без всякого сомнения, оно предназначено для Мадеро. Пожалуй, стоило бы нашему посольству вмешаться с целью задержания этого оружия”. Одновременно Орнелас сообщил о прибытии в город Франсиско Мадеро и Хесуса Каррансы.

На следующий день Орнелас телеграфировал, что “власти Сан-Антонио обнаружили 100 карабинов и 5 тыс. патронов, которые хранились у одного американца, друга Мадеро”. В связи с этим 17 ноября мексиканский МИД приказал своему послу в Вашингтоне обратиться с просьбой к правительству США, чтобы оно немедленно конфисковало оружие в Сан-Антонио и организовало поиски новых складов оружия.

Но мадеристы закупали оружие не только в США. Так, мексиканский генеральный консул в Гамбурге сообщил, что он имеет информацию о том, что “одна торговая фирма получила груз, обозначенный как ликер. В действительности же этот груз содержит оружие и боеприпасы и должен быть доставлен через США на север Мексики”. Мексиканский консул в Бремене доносил, что на пароход “Франкфурт” было погружено 60 ящиков с адресом: через Галвестон и Ларедо в Монтеррей. Генконсул сообщил детали тайной транспортировки оружия австрийского и немецкого производства из Германии в Мексику.

Агенты диктатора внимательно следили за мадеристами. Им удалось обнаружить склад на ранчо Аллен, в районе Игл-Паса, где находилось оружие, боеприпасы, динамит, и даже пушки; все это было приготовлено к 20 ноября.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники


Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code