Нарастающий кризис Порфириата

Обострение политического положения и нарастание борьбы против диктатуры генерала Порфирио Диаса в начале ХХ века в Мексике было проявлением внутреннего разложения страны и остроты противоречий, накопившихся к этому времени.

5) Нарастающий кризис Порфириата

От единичных выступлений крестьянство постепенно переходило к партизанской войне: в штате Морелос возник очаг такой партизанской борьбы, во главе которого встал Эмилиано Сапата.

Эмилиано Сапате, рано потерявшему родителей, пришлось заботиться о себе самому, познать нужду и произвол асендадос. Поначалу Эмилиано, как и его односельчане, искал защиты у властей, обращаясь к губернатору с жалобой на своеволие местной власти. Не добившись результата, крестьяне послали делегацию в Мехико, в составе которой был Эмилиано.

Делегацию принял сам Порфирио Диас. Он внимательно выслушал членов делегации и обещал во всем разобраться по справедливости, но своего слова не сдержал. Землевладельцы, поощряемы попустительством президента, начали мстить крестьянам за их жалобы. Один из руководителей делегации, Серрано, был арестован и выслан в Кинтана-Роо, где и умер.

Эмилиано Сапата, стремясь доказать право крестьян на возврат земель, отнятых у них, решил организовать в родном селении обмер земель, чтобы затем передать дело в суд. Но прибывшие руралес запретили это. Чтобы избавиться от Сапаты, местные власти в 1908 году отправили его в армию, в 9-ый кавалерийский полк, расквартированный в столице штата Морелос – Куэрнаваке. В родную деревню Сапата вернулся в 1909 году.

В сентябре 1909 года односельчане единодушно выбрали Сапату председателем Комитета защиты крестьян. Вскоре он стал председателем Объединенного комитета самообороны всей южной части района Куаутлы. Начиналась новая полоса в жизни Эмилиано Сапаты.

На севере Мексики действовал партизанский отряд под руководством Франсиско Вильи, или Панчо, как называли его в народе. Будучи пеоном, Вилья на себе испытал гнет и бесправие: не выдержав издевательств землевладельца, который изнасиловал его сестру, Франсиско убил насильника и бежал в горы.

Франсиско Вилья был заочно приговорен к смертной казни, и объявлен вне закона.

Джон Рид, прошедший тысячи километров с отрядом Вильи, рассказывал: “Его имя стало легендарным. Существует множество народных песен и баллад, восхваляющих его подвиги. По ночам их поют пастухи у своих костров”.

Центром действия отряда Вильи была южная часть Чиуауа и север Дуранго, но слава о нем гремела по всему северу.

Нарастание народного движения в стране сильно обеспокоило диктатора. После событий в Кананеа Порфирио Диаса приказал выявить причины роста недовольства, и предложить способы их устранения. Вскоре Диасу представили “Секретный доклад о положении в стране, причинах и средствах предотвращения опасности”. В документе констатировалось, что движение “является всеобщим – прямо или косвенно в нем участвуют представители всех общественных классов”. “Те небольшие выступления, — отмечалось в докладе, — которые только что произошли в Кананеа, Агуаскальентесе, Чиуауа и даже в самой столице, это лишь предвестники тех, которые готовятся в других крупных центрах страны”.

Кроме того, генерал Диас не мог не учитывать возраставшего влияния США в Латинской Америке, роста их активности в странах Центральной Америки, стремления обосноваться в зоне Панамского перешейка, где они форсировали строительство канала. Русский посланник в Мехико, Сталевский, подчеркивая эту сторону внешнеполитического положения Мексики, писал: “Страх быть поглощенным Североамериканскими С. Штатами заставляет Мексиканское правительство искать друзей”.

Порфирио Диас “искал друзей” и в Европе и в Азии. Учитывая рост противоречий между США и Японией в Китае и на Тихом океане, правительство Диаса стремилось к сближению с Японией. Что касается европейских стран, были предприняты определенные шаги, направленные на сближение с Германией, тем более, что генералу Диасу импонировал кайзеровский режим. Это было весьма кстати и для Германии, которая рассчитывала на мексиканские нефтяные запасы.

В отношении стран Центральной Америки правительство Диаса пыталось проводить политику, шедшую вразрез с политикой США, но эта политика была непоследовательна. Добиваясь от правительства США ареста и выдачи братьев Магон и других руководителей магонистов, обосновавшихся на американской территории, Диас сознательно шел на уступки Соединенным Штатам. Яркий тому пример – предоставление бухты Магдалена в Нижней Калифорнии в 1907 году для базирования тихоокеанской эскадры США и проведения в этой зоне маневров тихоокеанского и атлантического военно-морских флотов США.

Этот шаг правительства Диаса вызвал тревогу мексиканской общественности, которая опасалась, что экспансионистские аппетиты США на этом не закончатся.

Можно с уверенностью утверждать, что бухта Магдалена была уступлена в аренду США, как цена за обещание оказать содействие в борьбе против магонистов. По этому вопросу состоялись переговоры между Крилем и государственным секретарем США Рутом, в результате чего капитану армии США Скотту было поручено “расследовать существо деятельности братьев Флорес Магон и их сообщников против правительства Мексики”.

Правительство США внимательно следило за нарастанием революционного движения в Мексике. Правящие круги США интересовало, в состоянии ли правительство Диаса задушить надвигавшуюся революцию, и будут ли гарантированы многомиллионные капиталовложения США в Мексике.

В феврале 1908 году американский корреспондент Джеймс Крилмэн взял интервью у генерала Диаса, имевшее большой резонанс. Во время беседы с корреспондентом, генерал заявил, что его режим был обусловлен тем, что Мексика была не готова к демократии, но это время прошло. За годы его правления положение изменилось, теперь Мексика готова к демократической форме правления, поэтому он уйдет в отставку, как только на законном основании будет создана оппозиционная партия и ее кандидат сможет стать президентом.

Со стороны Диаса это была уловка, рассчитанная на то, чтобы выявить своих возможных соперников и покончить с ними. Однако все говорило о том, что Порфириат исчерпал себя, диктатура Порфирио Диаса доживает свой век, поэтому не удивительно, что заявление Диаса было расценено оппозицией как удобный момент для активизации своих сил.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники


Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code

О революционной ситуации в России на http://russianrevolution.ru/ 2013-й станет спокойным годом в истории страны.