Начало Мексиканской революции

20 ноября 1910 года Франсиско Мадеро уже находился на мексиканской территории. В заброшенной мельнице на ранчо Эль-Индио он ждал отряд своего дяди Катарино Бенавидеса, чтобы начать атаку Сьюдад-П-Диаса. Но отряд был разбит правительственными войсками, на ранчо прибыло только 10 человек.

Начало Мексиканской революции

Мадеро вернулся на территорию США. Прибыв в Сан-Антонио, он приказал Р. Гонсалесу Гарсе выехать в Новый Орлеан, чтобы обеспечить переправу оттуда боевых групп на побережье Мексиканского залива. В Гавану Мадеро отправил П. Мартинеса с задачей выяснения возможности высадки десанта с территории Кубы в районе Тампико или Веракруса, чтобы открыть революционный фронт на востоке Мексики.

Поручив А. Гонсалесу руководство операциями повстанцев в Чиуауа, Франсиско Мадеро решил совершить поездку по США с целью закупки оружия, боеприпасов и амуниции для боевых групп, уже действовавших на территории Мексики. Несмотря на отсутствие Мадеро в районе боевых действий, революция ширилась с каждым днем. На борьбу с диктатурой генерала Диаса поднимался народ.

“Сан-Франциско Экзаминер” 21 ноября поместила следующее сообщение: “Мексико-сити, 20. Специальные телеграммы, полученные здесь вечером из многих городов, включая Веракрус, Пуэблу и Орисабу, свидетельствуют, что в этих городах началась забастовка”.

В этом же номере издания было помещено сообщение из Галвестона о том, что “мексиканские сельскохозяйственные рабочие и железнодорожники западной части США 20 ноября бросили работу и ночью стали возвращаться в Мексику… Около 2000 мексиканских рабочих вчера ночью и сегодня утром пересекли границу, чтобы присоединиться к революции. Сотни рабочих тайком под покровом ночи переплывая Рио-Гранде, оба берега которой кишат солдатами, сыщиками, рейнджерами, инспекторами и другими официальными лицами обоих правительств”.

Корреспондент “Филадельфия Рекорд” 23 ноября писал: “Десятки тысяч рабочих главного промышленного района страны выступили против правительства. 22 ноября в Орисабе, Рио-Бланко, Ногалесе и Санта-Росе начались столкновения рабочих с регулярными войсками”.

Уже в течение первых двух дней восстание охватило семь штатов. “Южная Мексика отрезана от столицы, железнодорожные мосты взорваны или сожжены; революция охватила огромную часть страны”, — писала 23 ноября “Аризона Рипабликан”.

С первых же дней революции проявился ее антиамериканский характер. Специальный корреспондент лондонской “Таймс” телеграфировал из Мехико: “По всей Мексике происходят демонстрации против правительства и против Соединенных Штатов”. На стенах домов мексиканских городов появились плакаты: “Смерть Диасу и его американским друзьям!”. Началось бегство американцев из Мексики: “Поезда идущие из Мексики, переполнены американскими беженцами”.

Главные события развернулись в штате Чиуауа, где еще 19 ноября по указанию А. Гонсалеса начал боевые действия Франсиско Вилья. Его отряд насчитывал 200 всадников. Крупный отряд повстанцев под командованием Паскуаля Ороско также выступил по указанию Гонсалеса, и 19 ноября захватил городок Миньяка, а 20-го двинулся на Сан-Исидро, где хозяйничал давний враг Ороско – капитан Чавес, начальник местной тайной полиции.

21 ноября отряд Ороско атаковал Герреро. Его поддержали местные жители города, еще до революции неоднократно протестовавшие против произвола местных властей, отказываясь платить непомерные налоги. Выступив на помощь повстанцам, “они решили лучше погибнуть в борьбе, чем умереть с голоду”.

Положение в штате Чиуауа для правительственных войск становилось угрожающим. 4 декабря 1910 года губернатор Чиуауа сообщал в Мехико: “Сегодня пал город Герреро. Нужны 2000 солдат”. Когда о падении города было доложено Диасу, диктатор приказал “быстро и полностью усмирить штат Чиуауа. В ближайшее время вышлем войска”.

Ободренный обещаниями помощи, командующий войсками штата генерал Наварро решил штурмовать Герреро, но на помощь повстанческому отряду Ороско пришли отряды Ф. Вильи, Х. де ла Лус Бланко и К. Эрреры. Правительственные войска потерпели сокрушительное поражение. 19 декабря у Педерналеса повстанцы захватили в плен много солдат, большое количество оружия. Два эшелона с войсками, полевой артиллерией и различной амуницией, отправленные из Мехико в Чиуауа, в районе Педерналеса были окружены и разгромлены.

Местное население повсеместно поддерживало повстанческие отряды, снабжая их всем необходимым, в то же время во всем отказывая правительственным войскам. Крестьяне сообщали повстанцам о передвижениях войск, о их местонахождении, численности, вооружении. В победе у Педерналеса, например, немалую роль сыграли крестьяне – добровольные помощники отряда Ороско, сообщившие ему о вражеских эшелонах.

“Всемогущий”, “всесильный”, “великий” диктатор Диас, в течение 30 лет державший народ в узде, теперь трепетал от страха быть низвергнутым и убитым. Каждую ночь он менял спальные комнаты, охрана при нем находилась неотступно.

Диктатор слал на север все новые и новые войска, но пламя революции уже полыхало в центре и на юге страны. Генерал Диас приказал пленных не брать, расстреливать повстанцев на месте. В связи с этим корреспондент “Вашингтон Таймс” передавал из Мехико: “Никакой пощады мятежникам – такова сущность приказов, отданных Диасом правительственных войскам. Более 100 революционных лидеров и симпатизирующих революции деятелей были осуждены на смертную казнь… Более 60 уже расстреляны без суда”.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники


Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code