Международная реакция на Мексиканскую революцию

В первые дни мексиканской революции за границей мало кто верил в ее победу. Журналисты и дипломаты выражали уверенность в незыблемости порфиристского режима, веру во “всемогущество” диктатора Диаса. Вот несколько высказываний, сделанных почти одновременно в разных странах:

Мексиканская Революция

Великобритания. “Файненшл Таймс” от 23 ноября 1910 года заявляла: “Нынешние беспорядки называть революцией более чем абсурдно. Революции начинаются в столице, политическом центре страны, а не в провинциях. Власти без труда подавят мятеж. В конце концов существует авторитарная власть Порфирио Диаса и остается фактом, что создатель современной Мексики глубоко уважаем своими соотечественниками. Это – великий вождь”.

Германия. “Гамбургер Нахрихтен” от 26 ноября 1910 года отмечала, что “нынешняя Мексика – создание только одного человека – Порфирио Диаса… Невозможно никакое потрясение позиции президента П. Диаса, который располагает первоклассной армией, преданной ему до последнего дыхания”.

США. “Сан-Франциско Экзаминер” от 9 декабря 1910 года поместила статью “Мексика еще нуждается в сильной руке П. Диаса”, в которой говорилось: “Миссия великого президента Мексики еще не выполнена полностью, и его народ признает это. Для своего народа, для всех остальных и особенно для американского народа президент Диас был таким добрым другом”. Главным доказательством этого, по мнению издания, являлись 800 миллионов долларов золотом, инвестированные американскими предприятиями в Мексике. 22 декабря эта статья была перепечатана в “Дуглас Дейли Интернешенл” и в “Лос-Анджелес Экзаминер”.

Быстрому развитию революционного движения в северных штатах Мексики способствовала территориальная близость к США и экономические связи с американским рынком. В результате рост капиталистических отношений здесь шел интенсивнее, чем в других районах Мексики, что имело своим следствием появление крупного отряда рабочих – горняков, металлургов, железнодорожников, а также значительной прослойки мелкой буржуазии. К тому же в США легко было достать оружие и переправить его на территорию Мексики.

Американских капиталистов беспокоила судьба миллионов, инвестированных в Мексике, интересовали перспективы начавшейся революции, угрожавшей не только режиму Диаса, но и господству иностранных монополий в Мексике. Уже в первый день революции “Вашингтон таймс” писала: “Американцы боятся нынешнего революционного движения в Мексике; оно угрожает американским интересам, особенно в северной Мексике, где их позиции более сильные, чем в любой части страны”.

29 ноября 1910 года Франсиско Леон де ла Барра телеграфировал Э. Крилю из Вашингтона: “…мне стало известно, что несколько дней назад из Нью-Йорка приехал Д. Пирпонт Морган для свидания с Ноксом (государственным секретарем США – прим. авт.), чтобы получить информацию о подлинной серьезности беспорядков в Мексике. Как мне сообщили, господин Нокс заверил Моргана, что спокойствие в Мексике будет очень скоро восстановлено и что капиталисты не должны тревожиться, читая преувеличенные и фальшивые сообщения прессы”.

22 ноября 1910 года американский издатель “Пост Диспетч” обратился к президенту Диасу с просьбой “сделать заявление о важности и силе революционного движения, развернувшегося в Мексике”, аналогичные просьбы поступили от редакторов “Нью-Йорк Таймс” и “Нью-Йорк Американ”. 23 ноября мексиканский МИД получил телеграмму от издателя лондонской “Дэйли Мэйл”, который писал, что “был бы чрезвычайно благодарен, если бы его превосходительство направил для “Дэйли Мэйл” краткое послание, дабы успокоить британских инвесторов и бизнесменов, имеющих интересы в Мексике”, и просил, чтобы ”правительство оберегало эти интересы от посягательств революционеров”.

В адрес Э. Криля поступали телеграммы от послов, консулов из разных стран мира. 22 ноября де ла Барра телеграфировал из Вашингтона: “Пресса продолжает публиковать тревожные сообщения, прошу информировать меня об истинном положении”. В этот же день из мексиканского посольства в Мадриде пришло сообщение: “Циркулирую тревожные сообщения о революции в Мексике. Прошу телеграфировать. Нерво”.

Аналогичные телеграммы были получены из посольства в Буэнос-Айресе, от мексиканских дипломатических представителей в Риме, Лиссабоне, Гамбурге. Посольство Мексики в Париже сообщило о тревоге на бирже в связи с событиями в Мексике. Мексиканский посол в Берлине докладывал, что “на дипломатическом приеме министр иностранных дел Германии Кидерлен спросил о положении в Мексике, сказав, что этим интересуется император”.

В таких условиях порфиристский режим не мог более молчать; необходимо было дать ответ на сыпавшиеся со всех концов мира вопросы.

В адрес “Дэйли Мэйл”, “Пост Диспетч”, Нью-Йорк Таймс” и “Нью-Йорк Американ” направлена телеграмма Криля, в которой сообщалось, что “политическая ситуация в Мексике не представляет никакой опасности; жизнь и интересы всех иностранцев абсолютно гарантированы. Незначительные мятежи в районе Пуэблы, Парраля, Гомес-Паласио, Герреро подавлены. В настоящий момент во всей республике полный порядок”. Мексиканским же представителям за границей была направлена более определенная телеграмма: “Приказываю разоблачать тревожные слухи о революции в Мексике до получения особых указаний министерства. Криль”.

Энрике Криль явно кривил душой, заверяя мировую прессу, что “незначительные мятежи” подавлены. В действительности же положение для порфиристского режима становилось все более шатким.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники


Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code