Движение тенентистов

Но не выступления рабочих будоражили Бразилию на протяжении 1920-ых годов. Роль возмутителя спокойствия взяли на себя военные, и прежде всего – молодые офицеры.

Тенентисты

Армия Бразилии превратилась в значительную политическую силу с 80-ых годов XIX века, когда она решительно поддержала республиканцев и смела монархию. Конституция 1891 года установила республиканский режим, а представители генералитета не раз выступали претендентами на высшие государственные должности. Однако речь шла скорее об использовании авторитета вооруженных сил в обществе, чем о реальном влиянии на управления самим обществом. Государственная власть прочно сохранялась в руках олигархии – владельцев огромных кофейных плантаций в штатах Сан-Паулу и Минас-Жерайс. В политическую элиту включались и представители других кланов – столичного и провинциального, но их место на вершинах власти было скромным.

Сам офицерский корпус был неоднороден. Помимо генералитета, многие представители которого происходили из самых знатных и богатых кланов Бразилии, среди офицеров низшего и среднего звена имелось немало выходцев из среднего класса, и даже из низов. Именно эта часть офицерского корпуса оказалась восприимчивой к идеям оппозиционеров из интеллигентской среды, мечтавшей о Бразилии, преображенной демократическими порядками, с процветающей экономикой и счастливыми жителями. Корень всех бед недовольные офицеры видели в высшей власти – коррумпированной и развращенной.

Среди бразильских офицеров давно стало обычным обсуждать политические проблемы в Военном клубе, где кипели полемические страсти, способствовавшие брожению внутри армии. На протяжении двух первых десятилетий XX века восставали и курсанты Военной школы, и экипажи военных судов, а в 20-ые годы армия вышла из казарм, чтобы открыто заняться политикой.

В 1922 году в стране проходили президентские выборы. Бразильская олигархия рассчитывала выдвинуть удобную для себя кандидатуру, чтобы на очередные четыре года гарантировать сохранение существующего порядка. Но этого не хотели круги среди гражданских и военных лиц. Всем помнилось решительное выступление военных в 1889 году, и наиболее дерзкие из офицеров высказали готовность выступить против действующей власти. 30 июля 1922 года восстал гарнизон в штате Пернамбуку. Восставшим придавала решительность публично выраженная солидарность председателя Военного клуба и бывшего президента страны – маршала Эрмеса да Фонсеки. Действующему президенту Пессоа пришлось лично направиться к восставшим, и уговорами с угрозами погасить вспыхнувший бунт. Маршал Фонсека был взят под арест.

В верхах власти возникла иллюзия, что угроза миновала, однако, ожидаемое успокоение не наступило. Пока набирала обороты кампания по выборам президента, и все более высоко оценивались шансы очередного представителя олигархического блока Артуру Бернардеса, в казармах энергично работали агитаторы.

Молодых офицеров охватило революционное нетерпение — арест уважаемого маршала и руководителя Военного клуба подтолкнул к решительным действиям. 5 июля 1922 года вспыхнуло новое восстание военных – на этот раз в федеральной столице. Восстание поднял военный пост столичного форта Копакабана в составе 52 человек, вскоре к ним присоединились курсанты военного училища. Старшим по званию был 24-летний лейтенант Сикейра Кампус. В народе это событие окрестили как мятеж лейтенантов. С этого момента все открытые оппозиционные выступления в армии называли тенентистскими, а их участников – тенентистами (от португальского tenente – лейтенант), хотя в дальнейшем движении участвовали и полковники и генералы. Через три дня верные правительству части обстреляли мятежный форт, в живых осталось несколько человек, и среди них раненый Сикейра Кампус. У восставших не было ясной программы действий – это был скорее акт героического самопожертвования людей, готовых принести на алтарь свободы даже собственные жизни, но призвать бразильский народ к борьбе с олигархией. Освобождение маршала Фонсеки и честное неподкупное правительство – этими двумя требованиями фактически исчерпывалась их программа.

Гарнизон форта Копакабан - 1922 год

Гарнизон форта Копакабан — 1922 год

Но народ еще не был готов откликнуться на призыв – только несколько младших офицеров из гарнизонов Рио-де-Жанейро и Мату-Гроссу открыто выразили свою солидарность с восставшими. А через несколько дней Бразилия шумно праздновала столетие провозглашение независимости. В такой обстановке под свист пуль и звуки неистовой самбы прошла предвыборная кампания, увенчавшаяся уверенной победой представителя олигархического блока Артуру Бернардеса.

Как и ожидалось новый президент не жаждал перемен – огромное государство продолжало следовать прежним курсом, воплощая интересы кофейных магнатов, финансистов и коммерсантов, связанных с британским капиталом. Коррупция и бюрократизм царили во всех звеньях государственного аппарата.

Но там, где позиции олигархии казались особенно прочными, — в вотчине латинфундистов Сан-Паулу – быстрее всего поднимались капиталистические отношения, и громче всего заявляли о себе демократы. Именно здесь, 5 июля 1924 года вспыхнул очередное восстание тенентистов. Офицерам местного гарнизона, во главе с генералом Исидоро Лопесом, удалось три недели удерживать в своих руках огромный город. Только артиллерийский обстрел, унесший жизни более 4 тысяч человек, вернул город в руки правительства. Искры от этого восстания разошлись по всей стране, и когда восставшие в Сан-Паулу сложили оружие, в других частях и гарнизонах у них нашлись горячие последователи.

4 ноября 1924 года произошло восстание на броненосце “Сан-Паулу”. Особенно бескомпромиссно повели себя офицеры и солдаты, расквартированные в гарнизоне города Санту-Анжелу (штат Риу-Гранди-ду-Сул). Они не стали ждать обычной развязки событий – прихода карательных войск и безнадежной обороны. Восставшие тенентисты сами вышли в поход – этот марш длился два с половиной года – с октября 1924 года до февраля 1927 года.

Душой отряда, вышедшего из Санту-Анжелу и прошедшего с боями через всю Бразилию, был военный инженер – капитан Луис Карлос Престес. Как начальник штаба колонны, он взял на себя задачу разработки стратегии и тактики военных действий, определение маршрутов движения. В пути к колонне присоединялись солдаты и офицеры других частей, крестьяне, студенты, сыновья бедных и богатых, поверившие в дело возрождения Бразилии.

Луис Карлос Престес

Луис Карлос Престес

Поход “колонны Престеса”, насчитывавшей 1,5 тысяч человек (ее также иногда называют “колонной Престеса-Косты”, в честь номинального руководителя – полковника военной полиции Мигела Косты), оказался событием общенационального масштаба: восставшие тенентисты выдержали 53 сражения с правительственными войсками, прошли 25 тысяч километров через большинство штатов страны, пока не оказались у боливийской границы. У них не было четко разработанной программы и мер преобразований – одних в тенентистское движение толкнула юношеская жажда подвига, как героя восстания в Сан-Паулу Жуакима Тавору, других – чувство товарищеской солидарности, как Жуана Алберту, третьих – осознание несправедливости, царящей в стране, как Луиса Карлоса Престеса. Но народ оценил их благородные и жертвенные освободительные порывы, и хотя народ не поднялся за Престесом и его товарищами, многие бразильцы из разных классов выражали сочувствие героям, и главное, разделяли надежды тенентистов на утверждение подлинно демократических институтов, ликвидацию олигархического режима и честные выборы честного правительства.

В память о тенентистах

В память о тенентистах

Выступления тенентистов мыслилось передовой частью бразильского общества как пролог антиолигархической и демократической революции.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники


Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code

Ищешь мобильный телефон? Иди в timegsm.ru Хитфон!